Закрыть ... [X]

Уходы за лицом протоколы

К делу № 2-606/11

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

15 июня 2011г. Советский районный суд г. Краснодара в составе:

председательствующего: Канаревой М.Е.

при секретаре: Ешуговой С.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Сидорова А.А. к ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Краснодарскому краю» о признании незаконным решения филиала № 4 ФГУ «Главное бюро МСЭ по Краснодарскому краю» от 22.11.2010 г., обязании установления 100% утраты профессиональной трудоспособности бессрочно,

установил:

Сидоров А.А. обратился в суд с иском о признании незаконным решение филиала № 4 ФГУ «Главное бюро МСЭ по Краснодарскому краю» от 22.11.2010 г. об установление 30% утраты профессиональной трудоспособности, обязании установления 100% утраты профессиональной трудоспособности бессрочно (л.д. 131) в обоснование заявленных требований указал, что 28.02.2008 г. ему установлен диагноз профессионального заболевания в результате работы во вредных условиях, что подтверждается заключением краевой профпатологической клинико-экспертной комиссии (протокол № 4), в настоящее время согласно медицинскому заключению Краевого центра радиационной и профессиональной патологии ГУЗ «Краснодарской краевой клинической больницы им. С.В. Очаповского» № 1 от 21.10.2010 г., у него имеется профессиональное заболевание: «Двусторонняя нейросенсорная тугоухость умеренной степени»; 22.11.2010 г. филиалом-бюро № 4 ФГУ ГБ МСЭ по Краснодарскому краю ему установлено 30% утраты профессиональной трудоспособности с 01.12.2010 г. - бессрочно, в данном заключении указано, что он может выполнять работу по профессии с незначительным снижением объема профессиональной деятельности, с указанными выводами он не согласен, поскольку в соответствии с данными Акта о случае профессионального заболевания от 21.03.2008 г. установлено, что он имеет высшее образование, профессию второй пилот ВС ТУ-154, трудовой стаж в данной профессии составляет 29 лет, причиной профессионального заболевания послужило многократное длительное воздействие на организм вредных производственных факторов; Санитарно-гигиенической характеристикой условий труда от 07.12.2007 г. выявлено, что он является вторым пилотом самолета, его рабочее место находится в кабине воздушного судна, он управляет воздушным судном во время полета, воспринимает и оценивает окружающую ситуацию и показания приборов, корректирует полет, а также ведет радиообмен с наземными службами. Центральной Врачебно-летной экспертной комиссией ГА ему отказано в выдаче Медицинского заключения о годности к летной работе, работе бортоператором, бортпроводником, диспетчером, пилотом из-за не соответствия требованиям ФАП МО ГА 2002, повторное переосвидетельствование не рекомендовано, приказом № 2086/л от 21.11.2008 г. ОАО «<данные изъяты>» прекращено действие трудового договора, в связи с увольнением по причине отказа в выдаче медицинского заключения о годности к летной работе ЦВЛЭК ГА № 2060/215 от 12.11.2008 г. и отсутствия у работодателя соответствующей работы, таким образом, выводы экспертов филиала-бюро № 4 ФГУ ГБ МСЭ по Краснодарскому краю о том, что он может выполнять работу по профессии с незначительным снижением профессиональной деятельности незаконны, поскольку его профессиональной деятельностью является деятельность пилота и нигде, кроме как, выполняя полеты, находясь в кабине самолета, он работать не сможет. Кроме того, согласно п. 5 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний от 18.07.001 № 56, при определении степени утраты профессиональной

трудоспособности необходимо учитывать профессиональный фактор, в частности способность пострадавшего после несчастного случая на производстве или возникновения профессионального заболевания выполнять работу в полном объеме по своей прежней профессии (до несчастного случая или профессионального заболевания) в обычных или специально созданных производственных или иных условиях труда. Истец также указал, что не может выполнять в обычных производственных условиях (при проведении полетов) профессиональную деятельность более низкой квалификации, т.к. его специальность подразумевает полеты в кабине самолета, а прохождение летной медицинской комиссии для допуска к летной работе после проведенного лечения ему не рекомендовали, т.к. полученное профессиональное заболевание лечению не поддается, что подтверждается данными медицинской документации, в связи с чем, наступившее необратимое профессиональное заболевание, послужившее причиной увольнения и потерей профессии в полном объеме, что является основанием для установления 100% утраты профессиональной трудоспособности - бессрочно.

В судебном заседании представитель Сидорова А.А. по доверенности Баум А.Р. в судебном заседании доводы, изложенные в исковом заявлении поддержал, исковые требований просил удовлетворить. Просил учесть заключение судебной медико-социальной экспертизы.

Сидоров А.А. в судебном заседании доводы своего представителя поддержал, на удовлетворении исковых требований настаивал.

Представитель ФГУ «Главного бюро медико-социальной экспертизы по Краснодарскому краю» по доверенности Катушонок В.В. в судебном заседании против удовлетворения исковых требований возражала, пояснила, что экспертные решения вынесены в полном соответствии с нормативными правовыми актами РФ, нарушений в порядке проведения медико-социальной экспертизы не допущено; возражала против выводов судебной медико-социальной экспертизы, просила назначить повторную судебно-медицинскую экспертизу, проведение которой просила поручить Главному бюро МСЭ любого субъекта РФ.

Представитель третьего лица ГУ «Хабаровское региональное отделение Фонда социального страхования России» в судебное заседание не явился, извещен надлежащим образом, представил суду заявление, в котором против удовлетворения исковых требований возражал.

Суд, выслушав стороны, исследовав материалы дела, приходит к следующему.

В судебном заседании установлено, что 21.03.2008 г. Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Хабаровскому краю в отношении Сидорова А.А. составлен Акт о случае профессионального заболевания, установлен диагноз: «Двусторонняя нейросенсорная тугоухость с легкой степенью снижения слуха»; причиной профессионального заболевания послужило длительное воздействие на организм вредных производственных факторов: длительная работа в условиях комбинированного воздействия вредных и опасных факторов производственной среды и трудового процесса с классом опасности 3,3 (л.д. 7-9).

Установлено, что Заключением Центральной врачебно-летной экспертной комиссии Гражданской Авиации РФ от 12.11.2008 г № 2060/215 Сидорову А.А. отказано в выдаче Медицинского заключения о годности к летной работе, работе бортоператором, бортпроводником, диспетчером УВД, пилотом АОН из-за не соответствия Требованиям ФАП МО ГА-2002 (л.д. 11, 12).

Согласно трудовой книжке, выданной на имя Сидорова А.А., 02.04.1990 г зачислен на должность второго пилота воздушного судна ТУ-154 второго летного отряда в порядке перевода из Второго ХОАО (приказ № 267/л от 05.04.1990 г); 24.11.2008 г уволен в связи с отсутствием работы, необходимой в соответствии с медицинским заключением пункт 8 части первой статьи 77 трудового кодекса РФ (приказ № 2086/л от 21.11.2008 г) (л.д. 33 - 35).

В судебном заседании судом обозревалось подлинное Дело освидетельствования в Бюро МСЭ на Сидорова А.А.

Актом № 2435 от 15.12.2008 г освидетельствования в филиале № 13 Бюро МСЭ по Хабаровскому краю Сидорову А.А. установлено 40% утраты профессиональной трудоспособности сроком на 1 год - может выполнять труд с учетом проф.навыков; диагноз «Н.90 Кондуктивная и нейросенсорная потеря слуха; Двусторонняя нейросенсорная тугоухость с умеренной степенью снижения служа - хрон. акутравма».

Актом № 284 от 02.02.2009 г освидетельствования в филиале № 4 Бюро МСЭ по Краснодарскому краю Сидорову А.А. установлено 30% утраты профессиональной трудоспособности сроком на 1 год - может продолжать проф. деятельность с умеренным или незначительным снижением квалификации при изменении условий труда, влекущих

снижение заработка; диагноз «Двусторонняя нейросенсорная тугоухость справа умеренной, слева легкой степени. Незначительные нарушения сенсорной функции».

Ввиду несогласия Сидорова А.А. с экспертным решением филиала № 4 он был направлен на консультацию в Главное Бюро МСЭ по Краснодарскому краю; решение филиала № 4 признано обоснованным.

Актом № 29 от 18.02.2010 г освидетельствования в филиале № 4 Бюро МСЭ по Краснодарскому краю Сидорову А.А. установлено 30% утраты профессиональной трудоспособности сроком на 1 год - может продолжать проф. деятельность при изменении условий труда, влекущих снижение заработка; диагноз «Н.90.3. Двусторонняя нейросенсорная тугоухость с незначительным нарушением сенсорных функций; заболевание профессиональное».

Ввиду несогласия Сидорова А.А. с экспертным решением филиала № 4 он был направлен на освидетельствование в порядке обжалования в Главное Бюро МСЭ по Краснодарскому краю.

Актом № 43 от 10.03.2010 г освидетельствования в Главном Бюро МСЭ по Краснодарскому краю в порядке обжалования Сидорову А.А. установлено 30% утраты профессиональной трудоспособности сроком на 1 год - может продолжать трудовую деятельность при изменении условий труда (без воздействия шума и вибрации); диагноз «Н.90.3. Двусторонняя нейросенсорная тугоухость с незначительным снижением сенсорных функций (заболевание профессиональное)».

Ввиду несогласия Сидорова А.А. с экспертным решением главного Бюро МСЭ по Краснодарскому краю он был направлен на освидетельствование в порядке обжалования в Федеральное учреждение медико-социальной экспертизы (г. Москва).

Согласно выписке из Акта освидетельствования № 118 от 11.05.2010 г в Федеральном учреждении медико-социальной экспертизы (г. Москва) в порядке обжалования - решение Главного Бюро МСЭ по Краснодарскому краю не изменено; установлено 30% утраты профессиональной трудоспособности - может продолжать профессиональную деятельность с умеренным или незначительным снижением квалификации, при изменении условий труда, влекущих снижение заработка. Рекомендовано установить степень утраты профессиональной трудоспособности бессрочно.

Актом №3033 от 22.11.2010 г освидетельствования в филиале № 4 Бюро МСЭ по Краснодарскому краю Сидорову А.А. установлено 30% утраты профессиональной трудоспособности сроком бессрочно - может продолжать профессиональную деятельность с умеренным или незначительным снижением квалификации, при изменении условий труда, влекущих снижение заработка; диагноз «Двусторонняя нейросенсорная тугоухость с незначительным нарушением сенсорной функции».

Суд отмечает, что в оспариваемом Акте освидетельствования №3033 от 22.11.2010 г указано, что Сидоров А.А. может продолжать профессиональную деятельность с умеренным или незначительным снижением квалификации, при изменении условий труда, влекущих снижение заработка.

В соответствии с преамбулой Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" данный Закон устанавливает в Российской Федерации правовые, экономические и организационные основы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и определяет порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту) и в иных установленных этим Федеральным законом случаях.

Согласно абзацам 17 и 18 статьи 3 названного Закона под профессиональной трудоспособностью понимается способность человека к выполнению работы определенной квалификации, объема и качества, а под степенью утраты профессиональной трудоспособности - выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

Суд учитывает позицию Верховного Суда РФ по конкретному делу (Решение Верховного Суда РФ от 16.10.2003 N ГКПИ03-702), в мотивировочной части Решения Верховный Суд РФ указал: «законодатель определяет "профессиональную трудоспособность" человека как способность к выполнению не любой работы, а именно работы определенной квалификации, объема и качества.

Поскольку под термином "квалификация" понимается уровень подготовленности, мастерства, степень годности к выполнению труда по определенной специальности или должности, определяемый разрядом, классом, званием и другими квалификационными категориями, то и степень утраты профессиональной трудоспособности пострадавшего в результате несчастного случая на производстве (профессионального заболевания) должна определяться исходя из его способности выполнять работу по прежней специальности или должности.

Такой вывод подтверждается и содержанием абзаца 18 статьи 3 Закона, из которого следует, что степень утраты профессиональной трудоспособности определяется способностью застрахованного осуществлять не любую трудовую деятельность, а только профессиональную деятельность, причем такую, которая имела место до наступления страхового случая.

Профессиональная же деятельность требует наличия специальных знаний, умений и навыков, полученных путем образования и обучения.

Неправомерность определения степени утраты профессиональной трудоспособности пострадавшего, утратившего профессию, с учетом его способности выполнять неквалифицированные виды труда подтверждается и тем, что в силу статьи 57 трудового кодекса Российской Федерации наименование должности, специальности, профессии или конкретной трудовой функции относится к существенным условиям трудового договора, которые могут быть изменены только по соглашению сторон в письменной форме.

Поскольку, как уже отмечалось, Закон определяет порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту), то и степень утраты застрахованным профессиональной трудоспособности должна определяться в зависимости от его способности выполнять профессиональную деятельность, которая являлась существенным условием трудового договора.

В противном случае нарушается право на возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью застрахованного при исполнении им обязанностей по трудовому договору» (Решение Верховного Суда РФ от 16.10.2003 N ГКПИ03-702 «О признании недействующим абзаца 2 пп. "а" п. 25 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утв. Постановлением Минтруда РФ от 18.07.2001 N 56»).

Учитывая позицию Верховного Суда РФ, суд обращает внимание на то обстоятельство, что до установления профессионального заболевания Сидоров А.А. работал в должности пилота воздушного судна ТУ-154. в связи с чем «степень утраты застрахованным профессиональной трудоспособности должна определяться в зависимости от его способности выполнять профессиональную деятельность, которая являлась существенным условием трудового договора».

Согласно ст. 57 ТК РФ обязательными для включения в трудовой договор являются следующие условия: …

трудовая функция (работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретный вид поручаемой работнику работы).

В соответствии с Заключением судебной медико-социальной экспертизы от 16.04.2011 г., эксперты установили, что согласно Санитарно-гигиенической характеристике условий труда работника при подозрении у него профессионального заболевания (отравления) от 07.12.2007 г № 34, обычными производственными условиями при выполнении профессиональных обязанностей второго пилота для Сидорова А.А. являются: управляет воздушным судном во время полета, воспринимает и оценивает окружающую ситуацию и показания приборов, корректирует полет, а также ведет радиообмен с наземными службами; рабочее место второго пилота находится в кабине воздушного судна (л.д. 15).

Обсуждая выводы Акта освидетельствования №3033 от 22.11.2010 г в части возможности выполнения Сидоровым А.А. профессиональной деятельности с умеренным или незначительным снижением квалификации, суд учитывает следующее.

В соответствии с п. 7 «Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, формы программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания", утвержденных постановление Минтруда РФ от 18.07.2001 N 56 (ред. от 24.09.2007) (далее по тексту «Временные критерии …») критерии оценки возможности выполнения профессиональной деятельности связаны с различием тарифно-квалификационных разрядов в рамках соответствующей профессии.

Исходя из смысла п. 13 и п. 16 «Временных критериев …» рабочие физического труда разделяются на «рабочих квалифицированного физического труда» и «рабочих неквалифицированного физического труда».

Согласно п. 13 «Временных критериев …» профессии рабочих квалифицированного физического труда классифицируются шестью тарифно-квалификационными разрядами. Тарифно-квалификационный разряд указывает на соответствие квалификации рабочего сложности выполняемой работы, а также уровню его знаний, умений и трудовых навыков (абз. 1 п. 13).

Квалифицированные профессии рабочих могут иметь различный диапазон разрядов (1 - 6, 4 - 6, 3 - 5 и т.п.) (абз. 2 п. 13).

Согласно п. 15 «Временных критериев …» при этом степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в зависимости от уровня снижения квалификации с учетом уменьшения коэффициента сложности работ. Например, перевод рабочего 6 разряда на 2 разряд приводит к снижению квалификации с потерей четырех разрядов и с уменьшением (на 60 процентов) коэффициента сложности работ.

Согласно п. 16 «Временных критериев …» степень утраты профессиональной трудоспособности рабочего неквалифицированного физического труда устанавливается в зависимости от его психофизиологического состояния, физической способности выполнять простой физический труд и связана с оценкой классов условий труда по показателю тяжести труда (абз. 1 п. 16).

Утрата профессиональной трудоспособности у данного контингента рабочих определяется с учетом степени снижения категории (класса) тяжести труда, например, при переводе рабочего тяжелого физического труда 4 категории тяжести (подъем и перенос груза весом более 35 кг) на показанную работу 1 категории тяжести с легким физическим напряжением (разовый подъем груза весом не более 2 кг) с выраженным снижением категории (класса) тяжести трудового процесса (абз. 2 п. 16).

Согласно п. 17 «Временных критериев…» при определении степени утраты профессиональной трудоспособности необходимо учитывать классы условий труда по показателям вредности и опасности факторов производственной среды, тяжести и напряженности трудового процесса.

Итак, для рабочих квалифицированного физического труда степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в зависимости от уровня снижения квалификации в рамках соответствующей профессии, а для рабочих неквалифицированного физического труда степень утраты профессиональной трудоспособности определяется с учетом степени снижения категории (класса) тяжести труда.

Принимая во внимание, что Сидоров А.А. работал в должности второго пилота воздушного судна, то в соответствии с «Квалификационным справочником должностей руководителей и специалистов организаций гражданской авиации", утвержденных Постановлением Минтруда РФ от 05.03.2004 N 29 (ред. от 12.04.2007), действовавшим на момент установления профессионального заболевания Сидорову А.А., должность второго пилота воздушного судна относится к специалистам организаций гражданской авиации, т.е. данная должность не относится к «рабочим квалифицированного физического труда» и «рабочим неквалифицированного физического труда», следовательно, для должности «второй пилот воздушного судна» не могут быть применены критерии степени утраты профессиональной трудоспособности, которые в соответствии с п.п. 15 и 16 «Временных критериев …» предусмотрены для рабочих квалифицированного физического труда и рабочих неквалифицированного физического труда, т.е. критерии « снижение квалификации» и «снижение категории (класса) тяжести труда» не применимы к Сидорову А.А., как ко второму пилоту воздушного судна.

Таким образом, суд приходит к выводу, что решение филиала № 4 ФГУ «Главное бюро МСЭ по Краснодарскому краю» от 22.11.2010 г. в части возможности выполнения Сидоровым А.А. профессиональной деятельности с умеренным или незначительным снижением квалификации (Акт освидетельствования №3033 от 22.11.2010 г) является не обоснованным.

Обсуждая выводы Акта освидетельствования №3033 от 22.11.2010 г в части возможности выполнения Сидоровым А.А. профессиональной деятельности при изменении условий труда, суд учитывает следующее.

Согласно п. 19 «Временных критериев …» утрата профессиональной трудоспособности служащих (инженеры, руководители различных уровней, лица творческих профессий и др.), к деятельности которых применимо нормирование труда, определяется с учетом уменьшения объема выполняемой работы, ее сложности и напряженности, должностных обязанностей.

Суд считает, что исходя из смысла п. 19 «Временных критериев …» профессия «второй пилот воздушного судна» относится к работникам инженерно-технического труда и критериями утраты профессиональной трудоспособности являются «уменьшение объема выполняемой работы, ее сложности и напряженности, должностных обязанностей».

В соответствии с «Квалификационным справочником должностей руководителей и специалистов организаций гражданской авиации", утвержденных Постановлением Минтруда РФ от 05.03.2004 N 29 (ред. от 12.04.2007), действовавшим на момент установления профессионального заболевания Сидорову А.А., второй пилот воздушного

судна обязан выполнять следующие должностные обязанности: «осуществляет подготовку к полетам с учетом особенностей полетного задания, метеоусловий и орнитологической обстановки в районах взлета, посадки воздушных судов и маршрута их полетов. Получает разрешение на пролет над территорией иностранных государств. Осуществляет подбор и изучение полетной документации, ознакомление с ограничениями полета по трассе. Информирует членов экипажа обо всех ограничениях, касающихся предстоящего полета. Изучает план полета или чартерный график, стандартные маршруты входа и выхода на второй круг, схемы захода на посадку, правила полетов в зоне ожидания, безопасные высоты в районе аэродрома. Осуществляет проверку исправности пилотажно-навигационного оборудования, выбор и расчет "трека". Докладывает командиру воздушного судна о готовности к выполнению полета. Выполняет: полет с автоматическим приземлением и уходом на второй круг воздушных судов на аэродромах с курсоглиссадной системой; уходы на второй круг в автоматическом или ручном режиме при различных отказах автоматической системы; своевременное обнаружение отказов автоматической системы и обеспечивает правильную последовательность действий при их появлении на различных этапах захода на посадку. Своевременно принимает решения о посадке, устранении бокового отклонения, уходе на второй круг в сложных метеоусловиях, при отклонениях параметров полета от нормативного процесса. При отсутствии в составе летного отряда штурмана осуществляет: прослушивание эфира, настройку и прослушивание позывных радиотехнических средств; контроль соблюдения режима выполнения полета (курс, высота полета, скорость); контроль за расходом топлива; текущее программирование маршрута полета воздушного судна; комплексное применение инерциальных, спутниковых навигационных систем и наземных радиотехнических систем навигации для выполнения полета по заданной траектории с требуемой точностью и в заданное время; определение ошибок бортовых навигационных систем, выявление их неисправностей и выполнение соответствующих процедур при полной или частичной потере навигационной способности воздушных судов; контроль порядка и последовательности комплексного использования бортового навигационного комплекса, бортового вычислителя; определение и применение соответствующего порядка действий при частичной неисправности навигационного оборудования воздушных судов, не позволяющей выполнять полет по "треку"; обеспечение полета по измененному маршруту. Участвует в проведении поисково-спасательных и аварийно-спасательных работ.

Должен знать: законодательство Российской Федерации о труде; Воздушный кодекс Российской Федерации; законодательные и иные нормативные правовые акты Российской Федерации по вопросам развития воздушного транспорта, регламентирующие летную и учебно-тренировочную работу; материальную часть эксплуатируемого типа воздушного судна; теорию и технику самолетовождения; методы повышения квалификации и совершенствования мастерства летного состава; устройства и правила использования наземных средств обеспечения полетов; руководство по поиску и спасанию; наставления, регламентирующие организацию поискового и аварийно-спасательного обеспечения полетов; правила по охране труда, производственной санитарии и противопожарной защите».

Суд отмечает, что представителем ответчика не представлены суду доказательства, свидетельствующие о том, что Сидоров А.А. как работник инженерно-технического труда может выполнять обязанности второго пилота воздушного судна с учетом уменьшения объема должностных обязанностей, уменьшения сложности и напряженности работы.

Согласно абз. 2 п. 12 «Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", утвержденных Постановление Правительства РФ от 16.10.2000 N 789 (ред. от 01.02.2005, с изм. от 20.08.2007) (далее по тексту - Правила) под специально созданными производственными условиями понимается организация работы, при которой

пострадавшему устанавливаются сокращенный рабочий день, индивидуальные нормы выработки, дополнительные перерывы в работе, создаются соответствующие санитарно-гигиенические условия, рабочее место оснащается специальными техническими средствами, проводятся систематическое медицинское наблюдение и другие мероприятия.

В соответствии с Заключением судебной медико-социальной экспертизы от 16.04.2011 г., эксперты пришли к выводу о том, что специфика профессиональной деятельности Сидорова А.А. - второго пилота воздушного судна такова, что профессиональная деятельность не может осуществляться при сокращенном рабочем дне, индивидуальных нормах выработки, дополнительных перерывах в работе, создании соответствующих санитарно-гигиенических условиях, оснащения рабочего места специальными техническими средствами, т.к. профессиональная деятельность во время полета в кабине воздушного судна не может входить в противоречие с соблюдением требований безопасности полетов.

Согласно Заключению внеочередной ВЛЭК ГА от 05.11.2008 г Сидоров по ст. 63.2; 55.2 графе II ФАП МО ГА-2002 - негоден к летной работе пилотом.

Заключением Центральной врачебно-летной экспертной комиссии Гражданской Авиации РФ от 12.11.2008 г № 2060/215 Сидорову А.А. отказано в выдаче Медицинского заключения о годности к летной работе, работе бортоператором, бортпроводником, диспетчером УВД, пилотом АОН из-за не соответствия Требованиям ФАП МО ГА-2002 (л.д. 11, 12).

В соответствии с выводами Заключения судебной медико-социальной экспертизы от 16.04.2011 г. Сидоров А.А. продолжать выполнять свою профессиональную деятельность второго пилота с учетом снижения квалификации, уменьшения объема выполняемой работы и тяжести труда в обычных, специально созданных производственных или иных условиях, предшествующую профессиональному заболеванию, с учетом имеющихся у него профессиональных способностей, психофизических возможностей и профессионально значимых качеств не может (л.д. 182 - 183).

Принимая во внимание вышеизложенное, а также учитывая, что Сидоров А.А. не может выполнять должностные обязанности второго пилота воздушного судна, как в обычных, так и в специально созданных условиях, поскольку признан негодным к летной работе, то суд приходит к выводу, что решение филиала № 4 ФГУ «Главное бюро МСЭ по Краснодарскому краю» от 22.11.2010 г. в части возможности выполнения Сидоровым А.А. профессиональной деятельности при изменении условий труда (Акт освидетельствования №3033 от 22.11.2010 г) является не обоснованным.

В письменных возражениях от 02.02.2011 г ответчика указано: «Подпункт «е» п. 21, «ж» п. 23, «и» п. 26, «з» п. 29 Временных критериев содержат примеры клинико-функциональных критериев установления соответствующей степени утраты профессиональной трудоспособности. В частности, в них приведены примеры сенсорных нарушений (слуха) пострадавшего: к незначительным сенсорным нарушениям при которых устанавливается от 10 д. XXX% утраты профессиональной трудоспособности относятся нарушения слуха - восприятие разговорной речи д. XXX-5 м, шепотной речи - д. XXX,5-2 м, средний слуховой порог 20-40дцб, порог разборчивой речи - 30-40 дцб. Эти критерии были учтены при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности Сидорову А.А. … Вывод экспертов о незначительных нарушениях сенсорных функций подтверждается данными аудиометрических исследований, заключением врачей лечебно-профилактических исследований, заключением врачей лечебно-профилактических учреждений и комиссионному обследованию пострадавшего в бюро медико-социальной экспертизы (л.д. 56 абз. 2-4).

Обсуждая вышеуказанные возражения ответчика, суд учитывает позицию Верховного Суда РФ по конкретному делу (Определение Верховного Суда РФ от 13.01.2009 N КАС08-675), в мотивировочной части которого указано: «В соответствии с

пунктом 2 Временных критериев основным методологическим принципом экспертизы профессиональной трудоспособности пострадавшего является совокупный анализ следующих критериев: клинико-функциональных; характера профессиональной деятельности (квалификации, качества и объема труда, способности к его выполнению); категории и степени ограничений жизнедеятельности.

При определении степени утраты профессиональной трудоспособности в рамках клинико-функционального критерия проводится совокупный анализ характера и тяжести травмы, профессионального заболевания; особенности течения патологического процесса, обусловленного несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием; характер (вид) нарушений функций организма; степень нарушений функций организма; клинический и реабилитационный прогноз; психофизиологические способности; клинико-трудовой прогноз (пункт 3 Временных критериев).

Следовательно, при определении степени утраты профессиональной трудоспособности потерпевшего учреждения медико-социальной экспертизы во всех случаях должны учитывать не только клинико-функциональные критерии нарушений функций организма, но и иные критерии, влияющие на возможность пострадавшего продолжать профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

Примеры клинико-функциональных критериев установления степени утраты профессиональной трудоспособности даны в пунктах 21, 23, 26 и 29 Временных критериев» (Определение Верховного Суда РФ от 13.01.2009 N КАС08-675 «Об оставлении без изменения решения Верховного Суда РФ от 31.10.2008 N ГКПИ08-1595, которым было отказано в удовлетворении заявления о признании частично недействующими отдельных положений Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утв. Постановлением Минтруда РФ от 18.07.2001 N 56»).

Суд обращает внимание, что ни в письменных возражениях ответчика, ни в ходе судебного разбирательства, ответчик не пояснил суду о том, каким образом Сидоров А.А. может продолжать профессиональную деятельность, которая имела место до наступления страхового случая, а именно, обязанности второго пилота воздушного судна с умеренным или незначительным снижением квалификации, при изменении условий труда.

Обсуждая письменные возражения ответчика (ходатайство о назначении повторном медико-социальной экспертизы) в той части, что не учтены требования п. 14 Правил, суд исходит из следующего.

Согласно п. 14 «Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", утвержденных постановлением Правительства РФ от 16.10.2000 N 789 (ред. от 01.02.2005, с изм. от 20.08.2007), уходы за лицом протоколы в случае если у пострадавшего наступила полная утрата профессиональной трудоспособности вследствие резко выраженного нарушения функций организма при наличии абсолютных противопоказаний для выполнения любых видов профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности 100 процентов.

Суд учитывает позицию Верховного Суда РФ по конкретному делу (Решение Верховного Суда РФ от 27.04.2007 N ГКПИ07-369), в мотивировочной части которого указано: «Поскольку способность застрахованного осуществлять профессиональную деятельность характеризуется его способностью выполнять работу определенной квалификации, объема и качества, то и степень утраты пострадавшим профессиональной трудоспособности в результате несчастного случая на производстве (профессионального заболевания) должна определяться исходя из тех же критериев, то есть способности выполнять работу той же квалификации, объема и качества, что и до наступления страхового случая.

Следовательно, квалификация, как и другие признаки, учитываемые при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности (объем, качество работы), носит оценочный характер и в рамках одной профессиональной деятельности в зависимости от разряда, класса и других квалификационных категорий виды профессиональной деятельности могут различаться, быть более или менее квалифицированными.

В связи с этим Правительство Российской Федерации вправе было указать в п. 14 Правил о том, что в случае, если у пострадавшего наступила полная утрата профессиональной трудоспособности вследствие резко выраженного нарушения функций организма при наличии абсолютных противопоказаний для выполнения любых видов профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности 100 процентов.

Пункт 20 Временных критериев полностью соответствует п. 14 Правил и не искажает ни смысл, ни содержание этой нормы.

Нельзя согласиться с доводами заявителя о том, что оспариваемые положения предполагают учитывать способность пострадавшего к выполнению работы по многим видам профессиональной деятельности, поскольку по смыслу и содержанию оспариваемых норм под иными видами профессиональной деятельности следует понимать виды деятельности в рамках одной профессиональной деятельности» (Решение Верховного Суда РФ от 27.04.2007 N ГКПИ07-369 «Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующими пункта 14 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утв. Постановлением Правительства РФ от 16.10.2000 N 789, и пункта 20 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности..., утв. Постановлением Минтруда РФ от 18.07.2001 N 56»).

Суд обращает внимание, что Верховный Суд РФ в своем Решении указал на то обстоятельство, что в оспариваемых положениях «под иными видами профессиональной деятельности следует понимать виды деятельности в рамках одной профессиональной деятельности».

Установлено, что у Сидоров А.А. работал по профессии «пилот» в должности второго пилота воздушного судна».

Суд учитывает, что Заключением Центральной врачебно-летной экспертной комиссии Гражданской Авиации РФ от 12.11.2008 г № 2060/215 Сидорову А.А. отказано в выдаче Медицинского заключения о годности к летной работе, работе бортоператором, бортпроводником, диспетчером УВД, пилотом АОН, т.е. в рамках указанной профессии Сидоров А.А. не может выполнять обязанности.

В ходе судебного разбирательства ответчиками не представлены доказательства, свидетельствующие о том, какие виды деятельности в рамках профессии «пилот» может выполнять Сидоров А.А.

Обсуждая исковые требования в части установления 100% утраты профессиональной трудоспособности, суд исходит из следующего.

Согласно Акту № 3033 освидетельствования в бюро медико-социальной экспертизы в филиале - бюро № 4 ФГУ «ГБ МСЭ по Краснодарскому краю» с 03.11.2010 г. по 22.11.2010 г. освидетельствование проводится применительно к основной его профессии пилот, т.е. экспертный состав подтверждает, что оценка степени утраты профессиональной трудоспособности должна производится применительно именно к названной профессии.

Согласно рекомендациям по профессиональной реабилитации:

1) программы реабилитации пострадавшего № 116 к акту освидетельствования № 2435 от 26.11.2008 г в виде «противопоказан труд на высоте, в условиях повышенного шума»,

2) программы реабилитации пострадавшего № 7 к акту освидетельствования № 284 от 01.12.2009 г в виде «может выполнять работу по профессии с незначительным снижением объема профессиональной деятельности».

В соответствии с п. 19 «Временных критериев …» при повторном освидетельствовании пострадавшего после проведения реабилитационных мероприятий специалисты учреждения медико-социальной экспертизы при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности учитывают повреждение здоровья вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, возможность выполнять работу по профессии, полученной в результате обучения или переобучения, способность пострадавшего выполнять профессиональную деятельность, предшествующую несчастному случаю на производстве и профессиональному заболеванию, с учетом имеющихся у него профессиональных знаний и умений.

В соответствии с Заключением судебной медико-социальной экспертизы от 16.04.2011 г. установлено, что в рамках возможной профессиональной реабилитации Сидоров А.А. не приобрел новую профессию, поэтому в данном случае к нему не применим п. 19 «Временных критериев …» (л.д. 186).

Суд принимает во внимание, что п. 19 абз. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.03.2011 N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" разъяснено, что степень утраты профессиональной трудоспособности должна определяться в зависимости от способности пострадавшего осуществлять не любую профессиональную деятельность, а только ту профессиональную деятельность, которую он фактически осуществлял до наступления страхового случая по трудовому договору. В связи с этим, если застрахованный не способен полностью выполнять работу определенной квалификации, объема и качества, то его способность осуществлять профессиональную деятельность следует считать утраченной полностью.

В соответствии с Заключением судебной медико-социальной экспертизы от 16.04.2011 г. установлено, что на момент освидетельствования в филиале - бюро № 4 ФГУ «ГБ МСЭ по Краснодарскому краю» с 03.11.2010 г. по 22.11.2010 г. Сидоров А.А. в результате профессионального заболевания имеет стойкие незначительно выраженные нарушения сенсорных функций (слуха). Но данные стойкие нарушения сенсорных функций (слуха), несмотря на то, что они незначительно выраженные, полностью препятствуют выполнению профессиональной деятельности по профессии пилот (согласно Заключению внеочередной ВЛЭК ГА от 05.11.2008 г.: по ст. 63,2; 55,2 графе II ФАП МО ГА - 2002 негоден к летной работе пилотом (подтверждено Центральной врачебно-летной экспертной комиссией Гражданской Авиации РФ от 12.11.2008 г. № 2060) (л.д. 186).

Эксперты пришли к выводу, что степень утраты профессиональной трудоспособности в результате профессионального заболевания при освидетельствовании в филиале - бюро № 4 ФГУ «ГБ МСЭ по Краснодарскому краю» с 03.11.2010 г. по 22.11.2010 г. по профессии «второй пилот» должна составлять 100%.

Обсуждая ходатайство ответчика о назначении повторной судебной медико-социальной экспертизы, суд исходит из следующего.

В соответствии с ч. 2 ст. 87 ГПК РФ в связи с возникшими сомнениями и правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

Письменные возражения ответчика (ходатайство о назначении повторном медико-социальной экспертизы) в той части, что Заключением судебной медико-социальной экспертизы от 16.04.2011 г. не учтены требования п. 17 Правил, Суд считает необоснованными, поскольку на листе № 30 заключения (л.д. 179) экспертами учтены требования п. 17 Правил.

Письменные возражения ответчика (ходатайство о назначении повторном медико-социальной экспертизы) в той части, что Заключением судебной медико-социальной экспертизы от 16.04.2011 г. сделан вывод о том, что всем пилотам независимо от тяжести вреда здоровью следует устанавливать 100% утраты профессиональной трудоспособности, Суд считает необоснованными, поскольку такой вывод экспертами не сделан.

Суд считает необходимым отметить, что степень утраты профессиональной трудоспособности определяется индивидуально, а не по названию профессии, специальности.

Письменные возражения ответчика (ходатайство о назначении повторном медико-социальной экспертизы) в той части, что в Заключении судебной медико-социальной экспертизы от 16.04.2011 г. не обосновано сделана ссылка на Федеральные авиационные правила (ФАП МО ГА-2002) как на документ, послуживший основаниям для установления степени утраты профессиональной трудоспособности, Суд считает не состоятельными, поскольку экспертами сделана ссылка на указанный документ, явившийся основанием для отказа Сидорову А.А. в выдаче медицинского заключения о годности к летной службе и не более.

С учетом изложенных обстоятельств, суд не находит оснований для назначения повторной судебной медико-социальной экспертизы.

Письменные возражения ответчика (ходатайство о назначении повторном медико-социальной экспертизы) в той части, что суд не вправе поручать проведение судебной медико-социальной экспертизы не органам МСЭ, а вправе был поручить ее проведение Главному Бюро МСЭ в другом субъекте РФ, суд исходит из следующего.

В соответствии с ч. 1 ст. 8 федерального закона от 24.11.1995 N 181-ФЗ (ред. от 09.12.2010) "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" медико-социальная экспертиза осуществляется федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы, подведомственными уполномоченному органу, определяемому Правительством Российской Федерации. Порядок организации и деятельности федеральных учреждений медико-социальной экспертизы определяется уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Суд обращает внимание, что Сидоров А.А. обратился в суд с заявлением не об установлении ему степени утраты профессиональной трудоспособности, а об оспаривании решения филиала № 4 Главного Бюро МСЭ по Краснодарскому краю.

Согласно п. 1 Приказа Минздравсоцразвития РФ от 17.11.2009 N 906н "Об утверждении Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы" к федеральным государственным учреждениям медико-социальной экспертизы относятся находящиеся в ведении Федерального медико-биологического агентства Федеральное бюро медико-социальной экспертизы (далее - Федеральное бюро), главные бюро медико-социальной экспертизы по соответствующему субъекту Российской Федерации, главное бюро, осуществляющее медико-социальную экспертизу работников организаций отдельных отраслей промышленности с особо опасными условиями труда и населения отдельных территорий (далее - главные бюро), имеющие филиалы - бюро медико-социальной экспертизы в городах и районах (далее - бюро).

В соответствии с п. 10 Приказа Минздравсоцразвития РФ от 17.11.2009 N 906н, структуру и штатное расписание Федерального бюро, главных бюро, а также смету расходов на их содержание определяет Федеральное медико-биологическое агентство в пределах лимитов, утвержденных Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Согласно п. 11 Приказа Минздравсоцразвития РФ от 17.11.2009 N 906н Федеральное бюро возглавляет руководитель - главный федеральный эксперт по медико-социальной экспертизе (абз. 1).

Главное бюро по субъекту Российской Федерации возглавляет руководитель - главный эксперт по медико-социальной экспертизе по субъекту Российской Федерации, главное бюро, осуществляющее медико-социальную экспертизу работников организаций отдельных отраслей промышленности с особо опасными условиями труда и населения отдельных территорий, - руководитель - главный эксперт по медико-социальной экспертизе работников организаций отдельных отраслей промышленности с особо опасными условиями труда и населения отдельных территорий (абз. 2).

Назначение на должность и освобождение от должности руководителя - главного федерального эксперта по медико-социальной экспертизе, руководителя - главного эксперта по медико-социальной экспертизе по соответствующему субъекту Российской Федерации и руководителя - главного эксперта по медико-социальной экспертизе работников организаций отдельных отраслей промышленности с особо опасными условиями труда и населения отдельных территорий, а также заключение, изменение и расторжение с ними трудового договора осуществляются руководителем Федерального медико-биологического агентства (абз. 3).

Таким образом, исходя из норм действующего законодательства, Главные бюро по медико-социальной экспертизе субъектов Российской Федерации непосредственно подчиняются Федеральному бюро по медико-социальной экспертизе.

Суд обращает внимание, что в силу требований абз. 2 ч. 1 ст. 18 ГПК РФ эксперт, не может участвовать в рассмотрении дела, если он находился либо находится в служебной или иной зависимости от кого-либо из лиц, участвующих в деле, их представителей.

При назначении судебной медико-социальной экспертизы, суд пришел к выводу о том, что поручение ее проведения Главному Бюро МСЭ другого субъекта РФ может вызвать сомнение в объективности и беспристрастности, поскольку все Главные бюро по медико-социальной экспертизе субъектов Российской Федерации находятся в структурном подчинении Федерального бюро по медико-социальной экспертизе.

При решении вопроса о поручении судебной медико-социальной экспертизы экспертам, не являющимися экспертами Бюро МСЭ, не являющимся государственными судебными экспертами, но обладающими специальными знаниями, суд учитывал следующее.

Согласно ст. 41 федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ (ред. от 28.06.2009) "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" в соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации судебная экспертиза может производиться вне государственных судебно-экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами (ч. 1).

На судебно-экспертную деятельность лиц, указанных в части первой настоящей статьи, распространяется действие статей 2,4,6 - 8,16 и 17, части второй статьи 18,статей 24 и 25 настоящего Федерального закона (ч. 2).

Суд обращает внимание, что эксперты, состоящие в штате Бюро медико-социальной экспертизы не являются судебными экспертами, также как и иные специалисты, которым суд вправе поручить проведение судебной экспертизы.

Суд принимает во внимание, что п. 19 абз. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.03.2011 N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" разъяснено, что в случае несогласия истца с определенной ему степенью утраты профессиональной трудоспособности суд в соответствии со статьей 79 ГПК РФ и с учетом положений Приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 17 ноября 2009 г. N 906н "Об утверждении Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы" вправе назначить медико-социальную экспертизу.

В соответствии с ч. 1 ст. 7 федерального закона от 24.11.1995 N 181-ФЗ (ред. от 09.12.2010) "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" медико-социальная экспертиза - определение в установленном порядке потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма.

Согласно абз. 2 п. 4 Приказа Минздравсоцразвития РФ от 17.11.2009 N 906н "Об утверждении Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы" в состав специалистов бюро (экспертного состава главного бюро, экспертного состава Федерального бюро) входят не менее трех врачей - специалистов по медико-социальной экспертизе, психолог (медицинский психолог), специалист по реабилитации (врач-специалист по медико-социальной экспертизе), специалист по социальной работе.

Суд обращает внимание, что при освидетельствовании в филиале № 4 Бюро МСЭ по Краснодарскому краю (Акт № 29 от 18.02.2010 г) в состав комиссии были включены: специалист по медико-социальной экспертизе, невропатолог, специалист по реабилитации, терапевт, хирург.

При освидетельствовании в Федеральном учреждении медико-социальной экспертизы (г. Москва) (Акт № 118 от 11.05.2010 г) в состав комиссии были включены:

специалист по медико-социальной экспертизе, два врача невролога, врач отоларинголог, врач ортопед, врач терапевт.

Принимая во внимание требования абз. 2 п. 4 Приказа Минздравсоцразвития РФ от 17.11.2009 N 906н, а также учитывая составы комиссий филиала № 4 Бюро МСЭ по Краснодарскому краю и Федерального учреждения медико-социальной экспертизы (г. Москва), то суд нашел основания для включения в состав комиссии: специалиста по медико-социальной экспертизе, психолога, врача невролога, врача отоларинголога, врача терапевта, профпатолога.

Оценивая Заключение судебной медико-социальной экспертизы от 16.04.2011 г, суд полагает, что данное заключение является полным, мотивированным, последовательным и соответствующим положениям указанных выше нормативно-правовых актов, в связи с чем, оно может быть положено в основу решения суда.

С учетом изложенных обстоятельств, суд находит основания для удовлетворения исковых требований Сидорова А.А. в полном объеме.

На основании изложенного, Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", «Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", утвержденных Постановление Правительства РФ от 16.10.2000 N 789 (ред. от 01.02.2005, с изм. от 20.08.2007), «Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, формы программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания", утвержденных постановление Минтруда РФ от 18.07.2001 N 56 (ред. от 24.09.2007) и руководствуясь ст.ст. 194 - 199, 209 ГПК РФ, суд

решил:

Признать решение филиала-бюро № 4 ФГУ «Главное Бюро медико-социальной экспертизы по Краснодарскому краю» от 22 ноября 2010 г (Акт № 3033 освидетельствования в Главном бюро медико-социальной экспертизы) в части установления Сидорову А.А., ДД.ММ.ГГГГ года рождения утраты 30%

профессиональной трудоспособности в связи с профессиональным заболеванием с 01.12.2010 г бессрочно незаконным.

Обязать филиал-бюро № 4 ФГУ «Главное Бюро медико-социальной экспертизы по Краснодарскому краю» установить Сидорову А.А., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, степень утраты 100% профессиональной трудоспособности в связи с профессиональным заболеванием с 01.12.2010 г бессрочно.

Решение может быть обжаловано в Краснодарский краевой суд через Советский районный суд г. Краснодара в течение 10 дней со дня изготовления мотивированного решения.

Судья:

Мотивированное решение

изготовлено 20.06.2011 г.

Судья:


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



ПТБ-88 Правила по технике безопасности на Как сделать прическу в виде шишки

Уходы за лицом протоколы Уходы за лицом протоколы Уходы за лицом протоколы Уходы за лицом протоколы Уходы за лицом протоколы Уходы за лицом протоколы

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ